Постановлением Правительства Санкт-Петербурга от 13.03.2020 № 121: на территории Санкт-Петербурга введен режим повышенной готовности для органов управления и сил Санкт-Петербургской территориальной подсистемы единой государственной системы предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций.

Запрещено с 16.03.2020 до 30.04.2020 проведение на территории Санкт-Петербурга театрально-зрелищных, культурно-просветительских, зрелищно- развлекательных, спортивных и других массовых мероприятий.

Постановлением правительства Санкт-Петербурга от 30 марта 2020 года № 167 "О внесении изменений в постановление Правительства Санкт-Петербурга от 13.03.2020 № 121" рекомендовано не покидать места проживания (пребывания) всем гражданам, за исключением установленных нормативными правовыми актами случаев. Установлены дополнительные ограничительные меры.

Указом Президента РФ от 25 марта 2020 г. N 206 "Об объявлении в Российской Федерации нерабочих дней" в период с 30 марта по 3 апреля 2020 г. установлены нерабочие дни.

В связи с установлением нерабочих дней сообщаем Вам следующую информацию

О статусе дней с 30 марта по 3 апреля 2020 года:

В указе данные дни определены как нерабочие. Они не поименованы в качестве выходных или нерабочих праздничных дней. Рассматриваемые нерабочие дни действительно не являются ни праздничными, ни выходными и имеют особый статус.

Поскольку трудовое законодательство не содержит понятия "нерабочий день" в качестве отдельного вида времени отдыха, в унифицированных формах табелей учета рабочего времени не предусмотрено какого-либо обозначения для таких дней. Поэтому наиболее корректным представляется приказом работодателя расширить перечень условных обозначений табелей и внести в него какой-либо условный код для "нерабочего дня". Например, "НД". Тем не менее, применительно ко дню голосования по поправкам в Конституцию РФ, который в случае его совпадения с рабочим днем также объявляется "нерабочим днем", специалисты Роструда признают правомерным обозначать в табеле такой день как выходной с помощью кода "В".

 

Об отпусках, выпадающих на нерабочую неделю:

В п. 2 Рекомендаций Минтруда России указано, что "если работник находится в отпуске, то нерабочие дни с 30 марта по 3 апреля 2020 года в число дней отпуска не включаются и отпуск на эти дни не продлевается". Мы не беремся с точностью утверждать, что именно хотели сказать этим чиновники, однако похоже, что в Минтруде предлагают поступать при совпадении отпуска с нерабочей неделей так же, как в случае совпадения отпуска с праздниками. То есть нерабочие дни исключаются из числа дней отпуска, дата окончания отпуска сдвигается на число исключаемых дней. К сожалению, какого-либо обоснования такого подхода чиновники не привели.

 

О порядке оплаты нерабочей недели:

С учетом разъяснений Минтруда России, приведенных в п. 1 Рекомендаций от 26.03.2020, можно сделать следующее заключение о порядке оплаты нерабочей недели.

Объявление дней с 30 марта по 3 апреля 2020 г. нерабочими приведет к снижению нормы рабочего времени. Напомним, что на основании ст. 91 ТК РФ Порядок исчисления нормы рабочего времени на определенные календарные периоды времени (месяц, квартал, год) в зависимости от установленной продолжительности рабочего времени в неделю утвержден приказом Министерства здравоохранения и социального развития РФ от 13.08.2009 N 588н. Согласно п. 1 Порядка норма рабочего времени конкретного месяца рассчитывается следующим образом: продолжительность рабочей недели (40, 39, 36, 30, 24 и т.д. часов) делится на 5, умножается на количество рабочих дней по календарю пятидневной рабочей недели конкретного месяца и из полученного количества часов вычитается количество часов в данном месяце, на которое производится сокращение рабочего времени накануне нерабочих праздничных дней.

Например, если до принятия указа для работников с 40-часовой рабочей неделей норма рабочего времени в марте составляла 168 часов (40/5*21), то после принятия указа из-за появления в марте двух новых нерабочих дней - 152 часа (40/5*19).

Нельзя сказать, что это полностью гарантирует работникам "сохранение заработной платы". Ведь размер стимулирующих или компенсационных выплат в такой ситуации вполне может снизиться. Например, из-за невыхода на работу в нерабочую неделю работник может не достичь трудовых показателей, необходимых для начисления ему премии. Или работник, получающий доплату за работу в ночное время, фактически отработает в месяце меньше ночных часов, что также приведет к снижению его заработной платы.

Однако, по крайней мере, работники на окладе, полностью отработав уменьшенную из-за объявления нерабочей недели норму рабочего времени, получат полный размер оклада.

Что же касается работников, которым установлена неокладная система оплаты труда (почасовая, подневная, сдельная), то к ним следует по аналогии применять норму части третьей ст. 112 ТК РФ, согласно которой таким работникам за нерабочие праздничные дни, в которые они не привлекались к работе, выплачивается дополнительное вознаграждение.

Из-за такого подхода возникает не имевшая ранее аналогов ситуация. По смыслу Порядка норма рабочего времени варьируется только в зависимости от продолжительности рабочей недели, а в остальном должна быть едина для всех работников. Однако, поскольку теперь есть как категории работников, для которых дни с 30 марта по 3 апреля 2020 г. являются нерабочими, так и категории, для которых они являются рабочими, то фактически для таких работников будут применяться различные нормы рабочего времени.

Такой подход также приводит к заключению о необходимости скорректировать и расчет доплат, размер которых зависит от нормы рабочего времени, в том числе за предыдущие периоды.

Кроме того, следует обратить внимание на случаи, когда график работников с суммированным учетом был составлен таким образом, что к началу нерабочей недели они уже выработали свою старую норму рабочего времени, и возникшую переработку уже не получится нивелировать изменением графика. Например, работнику установлены полное рабочее время и суммированный учет с учетным периодом в месяц. Работнику установлен такой режим работы, что к 30 марта он уже выработал норму рабочего времени, исчисленную до принятия Указа N 206, - 168 часов. Однако в результате объявления дней с 30 марта по 3 апреля 2020 г. нерабочими, норма его рабочего времени в марте снизилась до 152 часов. В результате у работника возникла переработка в размере 16 часов. Такую переработку следует рассматривать в качестве сверхурочной работы и оплачивать по правилам ст. 152 ТК РФ. При этом формально порядок привлечения работника к сверхурочной работе, предусмотренный ст. 99 ТК РФ, был нарушен. Однако, по нашему мнению, вины работодателя в таком нарушении нет и, соответственно, он не может быть привлечен за это к ответственности.

 

На кого не распространяется действие указа?

Согласно п. 2 Указа N 206 его действие не распространяется на работников:

а) непрерывно действующих организаций;

б) медицинских и аптечных организаций;

в) организаций, обеспечивающих население продуктами питания и товарами первой необходимости;

г) организаций, выполняющих неотложные работы в условиях чрезвычайных обстоятельств, в иных случаях, ставящих под угрозу жизнь или нормальные жизненные условия населения;

д) организаций, осуществляющих неотложные ремонтные и погрузочно-разгрузочные работы.

Как видно, исключения в указе сделаны именно для организаций в целом. То есть, исходя из буквального толкования указа, независимо от характера работы конкретных работников или подразделений соответствующих организаций, все они под действие указа не подпадают. Тем не менее, в п. 2 Дополнений к Рекомендациям Минтруда России указано, что "режим нерабочих дней не распространяется на работников, обеспечивающих непрерывность производственно-технологического цикла" в организациях, для которых сделано исключение. Причем из использованной чиновниками формулировки можно заключить, что речь идет обо всех организациях, на которые не распространяется указ, хотя непрерывностью производственно-технологического цикла характеризуются только непрерывно действующие организации, которые являются отдельной категорией исключений.

Как бы то ни было, с учетом сказанного Минтрудом для работодателей представляется более безопасным исходить из того, что, даже если они относятся к организациям, на которые не распространяется Указ N 206, это не значит, что он не распространяется на всех их работников. Чиновники указывают, что работодатели вправе по согласованию с работниками определять необходимость участия конкретного работника в непрерывном производственном процессе. Иными словами, работодатель должен не только сам по непрописанным критериям определить, в отношении каких конкретно категорий его работников не применяется Указ N 206, но и суметь согласовать это с самими работниками.

Что же касается тех работников, в отношении которых действительно будет принято решение о нераспространении на них Указа N 206, то для них дни с 30 марта по 3 апреля 2020 г. являются рабочими, дополнительно они не оплачиваются. Норма рабочего времени для таких работников не меняется.

 

Категории организаций, на которые не распространяется Указ N 206

В том числе:

непрерывно действующие организации

- организации в сфере энергетики, теплоснабжения, водоподготовки, водоотчистки и водоотведения;

- эксплуатирующие опасные производственные объекты и в отношении которых действует режим постоянного государственного контроля (надзора) в области промышленной безопасности;

- организации, эксплуатирующие гидротехнические сооружения;

- организации атомной промышленности;

- строительные организации, приостановка деятельности которых создаст угрозу безопасности, здоровью и жизни людей;

- организации, осуществляющие предоставление гостиничных услуг;

- организации, осуществляющие производство сельскохозяйственной продукции всех видов, организации сельскохозяйственного машиностроения, а также организации, задействованные в весенне-полевых работа;

- организации, осуществляющие деятельность в сфере информационных технологий и связи, включая почтовую связь;

- организации в сфере дорожного хозяйства, в том числе осуществляющие деятельность по строительству, эксплуатации дорог, мостов и тоннелей

медицинские и аптечные организации

- организации, обеспечивающие непрерывность их производственно-технологической деятельности;

- организации социального обслуживания

организации, обеспечивающие население продуктами питания и товарами первой необходимости

организации и индивидуальные предприниматели, обеспечивающие всю товаропроводящую цепочку продуктов питания и таких товаров от производителя до конечного потребителя, включая:

- производителей;

- поставщиков;

- дистрибьюторов;

- транспортно-логистические организации, логистические комплексы;

- организации, оказывающие услуги по подготовке, обработке, упаковке товаров и иные подобные услуги;

- распределительные центры, оптовые рынки, склады;

- службы доставки, курьерские службы, пункты выдачи заказов;

- объекты торговли всех форматов (в том числе рынки, ярмарки, нестационарные и мобильные объекты);

- объекты общественного питания (в том числе с обслуживанием на вынос и доставкой заказов);

- управляющие компании, в том числе обеспечивающие функционирование объектов недвижимости, в которых располагаются такие организации

- организации, выпускающие материалы, ингредиенты, сырье и комплектующие, необходимые для производства продуктов питания и товаров первой необходимости.

 

При этом в случае реализации хозяйствующими субъектами, осуществляющими торговую деятельность, товаров первой необходимости, такие хозяйствующие субъекты вправе реализовывать и другие товары

организации, выполняющие неотложные работы в условиях чрезвычайных обстоятельств, в иных случаях, ставящих под угрозу жизнь или нормальные жизненные условия населения

- предприятия, выпускающие средства индивидуальной защиты, дезинфицирующие средства, лекарственные средства, медицинские изделия, теплотелевизионные регистраторы, бесконтактные термометры и установки обеззараживания воздуха, а также предприятия, выпускающих материалы, сырье и комплектующие изделия, необходимые для их производства;

- организации, деятельность которых связана с защитой здоровья населения и предотвращением распространения новой коронавирусной инфекции (в том числе организации медицинской промышленности);

- организации в сфере обращения с отходами производства и потребления;

- организации, осуществляющих жилищно-коммунальное обслуживание населения;

- организации системы нефтепродуктообеспечения; 

- организаций, предоставляющие финансовые услуги в части неотложных функций;

- организации, осуществляющие транспортное обслуживание населения;

- ПФР и его территориальные органы, обеспечивающие выплату пенсий, а также осуществление иных социальных выплат гражданам;

- ФСС России и его территориальных органов, обеспечивающих организацию и осуществление выплат по обязательному страхованию на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством, а также в связи с несчастным случаем на производстве или профессиональным заболеванием;

- ФФОМС и территориальных фондов обязательного медицинского страхования, выполняющих функции по обеспечению оплаты медицинским организациям оказанной медицинской помощи

организации, осуществляющие неотложные ремонтные и погрузочно-разгрузочные работы

-

 

По вопросам заключения и соблюдения договоров:

 

  1. Распространение коронавирусной инфекции 2019-nCoV (COVID-19) как обстоятельство непреодолимой силы (форс-мажор)

Распространение 2019-nCoV (COVID-19) является чрезвычайным и непредотвратимым обстоятельством, повлекшим введение режима повышенной готовности.

В этой связи возникает вопрос о возможности квалификации факта распространения коронавирусной инфекции и введения связанных с этим мер ограничительного характера в качестве обстоятельств непреодолимой силы по п. 3 ст. 401 ГК РФ при исполнении гражданско-правовых обязательств.

По смыслу п. 3 ст. 401 ГК РФ суд должен оценивать наличие или отсутствие обстоятельства непреодолимой силы в каждом конкретном случае индивидуально, исходя из совокупности представленных доказательств. Следовательно, само по себе объявление распространения коронавирусной инфекции в качестве чрезвычайного и непредотвратимого обстоятельства не влечет за собой автоматической квалификации судом данного обстоятельства в качестве форс-мажора. Вместе с тем Постановление Правительства СПб в любом случае может быть принят судами в качестве одного из ключевых доказательств возникновения обстоятельства непреодолимой силы. Важно также отметить, что при доказывании наличия форс-мажора по спорам из внешнеторговых сделок существенное значение будет иметь сертификат Торгово-промышленной палаты РФ о форс-мажоре.

 

  1. Влияние коронавирусной инфекции 2019-nCoV (COVID-19) на действие ранее заключенных договоров

П. 3 ст. 401 ГК РФ разрешает вопрос исключительно об ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства вследствие форс-мажора. Вопрос о прекращении договора в такой ситуации должен рассматриваться отдельно, при этом он является не менее важным, поскольку только в случае прекращения договора компания сможет, например, потребовать возврата ранее внесенной предоплаты. Возможны следующие варианты.

  • Прекращение обязательства невозможностью исполнения (ст. ст. 416, 417 ГК РФ)

Обязательство прекращается, если оно не может быть исполнено фактически (ст. 416 ГК РФ) или исполнение будет противоречить какому-либо акту государственного органа (ст. 417 ГК РФ).

Статья 416 ГК РФ регулирует фактическую невозможность исполнения и устанавливает, что в случае ее наступления обязательство прекращается автоматически. При этом важно, как правило, чтобы фактическая невозможность исполнения была постоянной, т.е. такой, при которой препятствия для исполнения не отпадут в будущем. Фактическая невозможность исполнения, возникшая в результате введения ограничительных мер в связи с угрозой распространения коронавирусной инфекции, в большинстве случаев не будет отвечать этому критерию, поскольку ограничительные меры явно носят временный характер. Соответственно, существует риск того, что ссылки на прекращение обязательства в связи с фактической невозможностью исполнения будут отклонены.

Если же стороны столкнулись с юридической невозможностью исполнения (ст. 417 ГК РФ), то обязательство прекращается независимо от того, является ли такая невозможность временной или постоянной. В этой связи, мы полагаем, что если в связи введением мер ограничительного характера исполнение договора объективно невозможно, сторона договора вправе ссылаться на факт прекращения обязательства на основании ст. 417 ГК РФ ввиду юридической невозможности его исполнения.

  • Изменение или расторжение договора в связи с существенным изменением обстоятельств (ст. 451 ГК РФ)

В условиях введения различных карантинных мер сторона по договору вправе обратиться в суд с требованием об изменении или расторжении договора в связи с существенным изменением обстоятельств (ст. 451 ГК РФ).

Положительной практики расторжения, а тем более изменения договора на основании указанной статьи ГК РФ крайне мало, поскольку она предусматривает достаточно жесткие условия ее применения. Однако, на наш взгляд, на фоне распространения коронавирусной инфекции такая практика постепенно начнет формироваться.

 

  1. Практические рекомендации

В сложившейся ситуации, когда компании сталкиваются с невозможностью или существенными затруднениями при исполнении договорных обязательств, могут быть даны следующие практические рекомендации:

  • Если введенные государственными органами меры ограничительного характера из-за распространения коронавирусной инфекции препятствуют исполнить договор, необходимо известить контрагента о наступлении обстоятельства непреодолимой силы. При этом следует обратить внимание на предусмотренные договором: (1) сроки, в течение которых нужно уведомить контрагента о возникновении обстоятельств непреодолимой силы; (2) требования к содержанию такого уведомления; (3) требования к документам, которые должны подтверждать наступление таких обстоятельств; (4) предусмотренные договором последствия несоблюдения указанных требований.
  • Следует оценить обоснованность прекращения договора в связи с невозможностью исполнения (ст.ст. 416, 417 ГК РФ) и при наличии соответствующих оснований уведомить контрагента о прекращении договора. Еще одним вариантом защиты интересов стороны договора, которая не может исполнить свои обязательства в условиях введения различных карантинных мер, может являться обращение в суд с требованием об изменении или расторжении договора в связи с существенным изменением обстоятельств (ст. 451 ГК РФ).