Практикующие юристы и ученые обсудили проблемы определения размера компенсации морального ущерба за причинение вреда жизни и здоровью на состоявшемся вчера круглом столе. Организатор дискуссии – Комитет гражданских инициатив, Общероссийский гражданский форум и Ассоциация юристов России.

Проблемы с подсчетом размера компенсаций можно свести к трем основным:

  • размеры присуждаемых компенсаций различаются в сотни раз (от 5 тыс. до 15 млн руб. за человеческую смерть);
  • суммы компенсаций являются абсолютно непредсказуемыми даже для профессиональных участников подобных судебных разбирательств, что порождает сомнения как в обоснованности присуждаемых сумм, так и в том, что суд оценивал все обстоятельства, важные для определения степени моральных страданий;
  • при этом компенсации, как правило, совершенно мизерные, не отвечающие представлениям о справедливости. В частности, по данным автора соответствующего исследования, управляющего партнера ЮО "Гражданские компенсации" Ирины Фаст, "средний" размер компенсации морального ущерба за смерть близкого человека по стране в 2015-2017 годах составлял 111 тыс. руб., а медианный – еще ниже: 70 тыс. руб.

Площадь машинных отделений, лифтов, мусоросборников, теплоузлов (технического подполья) и пожарных выходов не относится к общедомовому имуществу при определении размера платы за холодную, горячую и сточную воду в целях содержания общего имущества. С этим согласился Верховный Суд Российской Федерации, отказав управляющей МКД организации в пересмотре дела в Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ (Определение ВС РФ от 4 апреля 2019 г. № 306-ЭС19-3279).

Письмо Федеральной налоговой службы от 29 марта 2019 г. № ГД-4-14/5722@ "О признаках лиц, профессионально создающих номинальные юридические лица." 

Налогоплательщик считает, что имеет право на возврат НДФЛ, необоснованно удержанного налоговым агентом с него как с нерезидента РФ, поэтому отказ налогового органа в таком возврате незаконен. Суд, исследовав материалы дела, с доводами налогоплательщика не согласился (Определение Верховного Суда Российской Федерации от 1 февраля 2019 г. № 14-КГ18-48).